Каталог manyweb.ru - добавить сайт
Малый бизнес

Они «запатентовали» на себя обычное слово, а потом потребовали с нас пять миллионов рублей. Вот что было дальше

Слышали про диваны «Честер»? Эти диваны продает почти каждый мебельный. Но одна компания зарегистрировала на себя слово «Честер» как товарный знак в Роспатенте и начала требовать миллионы со своих конкурентов.

Попасть в такую ситуацию может каждый и не только с мебелью, поэтому расскажу, как нам удалось с этим справиться.

Они «запатентовали» на себя обычное слово, а потом потребовали с нас пять миллионов рублей. Вот что было дальше

(орфография и пунктуация автора сохранены)

Я юрист по интеллектуальным правам, патентный поверенный РФ №2151. На примере этого дела покажу, что можно сделать, если вам предъявили претензию за нарушение чужого товарного знака и потребовали миллионную компенсацию.

Получаем претензию и решаем, что с ней делать

Вообще, когда я увидел эту претензию, я удивился. Первая мысль — «да как такое вообще можно было зарегистрировать».

Для справки
Вообще-то Роспатент при регистрации знака проверяет, есть у слова различительная способность или нет — п. 1. ст. 1483 ГК РФ.

Товарные знаки — это же регистрация не самого по себе названия, а регистрация бренда каких-то конкретных товаров и услуг. И помимо прочего Роспатент проверяет, может такое название выделить продукт на рынке или нет.

Грубо говоря, Роспатент не зарегистрирует названия «Сапоги», «Дешевые сапоги» и даже «Шлёпки» на товар «обувь». Просто потому, что такое название не выделит бренд на рынке — это же просто характеристика товара, а не бренд.

Так и здесь: «честер» — это невысокие диваны с подлокотниками, которые продает чуть ли не каждый мебельный. Каретная стяжка и пуговицы — такие диваны много лет выпускают все, кому не лень, и странно было бы предположить, что такое расхожее название вида товара может принадлежать кому-то одному.

Дальше у нас было три варианта.

1) Проигнорировать претензию и надеяться, что отправитель забудет о ней

Так себе вариант — обычно отправители все прекрасно помнят. А если не ответить на претензию, то суд может оценить это как фактор грубого нарушения. С «молчуна» могут взыскать компенсацию больше, чем если бы ответ был.

2) Сразу отправиться в Роспатент с требованием аннулировать знак

Если мы не согласны с регистрацией знака, ее можно оспорить в Роспатенте. Но идти туда сразу после получения претензии не стоит — вдруг у нас получится разойтись миром и до судов с Роспатентом дело не дойдет.

3) Написать обстоятельный ответ, чтобы отбить желание судиться

Это оптимальный вариант: большинство споров по интеллектуальным правам не доходит до суда. Правда, в случае с «честером» ни о каком встречном предложении с нашей стороны не шло.

В ответе на претензию объясняем спорщику, что его товарный знак был зарегистрирован по ошибке — законы, практика, все дела. Грозим обращением в Палату по патентным спорам: если нам это удастся, то спорщик останется и без денег, и без знака.

Обычно когда компания получает большой и подробный ответ с опорой на законы и практику, ее воинственный дух угасает. Спорщикам проще отстать и найти кого-то другого, чем рисковать.

Получаем иск и готовимся к суду

Наш отправитель не угомонился — спустя месяц мы получаем судебный иск. Только аппетиты теперь поменьше: вместо 5 000 000 просят 800 000 рублей.

Они «запатентовали» на себя обычное слово, а потом потребовали с нас пять миллионов рублей. Вот что было дальше

Запускаем план «Б»: обратиться в Палату по патентным спорам, чтобы знак аннулировали.

А теперь важный нюанс, о котором вам точно стоит знать:

Спор по взысканию компенсации за товарный знак и спор по аннулированию этого знака — по нашим законам это два разных спора

В ответ на иск о компенсации нельзя заявить встречный иск, мол, знак зарегистрирован незаконно. Причитать в суде о незаконности регистрации знака нет вообще никакого смысла, суду всё равно.

Пока товарный знак зарегистрирован — он действует. Это значит, что суды обязаны его защищать.

Если мы считаем, что знак зарегистрирован незаконно, то идем в Палату по патентным спорам — это специальное подразделение Роспатента, которое рассматривает такие возражения. Именно поэтому в спорах по товарным знакам часто идут два дела параллельно — одно в суде, другое в Палате.

Так получилось и у нас.

Мы подготовили для Роспатента кипу документов на несколько сотен страниц: возражение и гору приложений. В дело пошли энциклопедии, справочники, научные статьи, публикации дизайнеров, выписки из патентных баз и скриншоты интернет-магазинов.

Словом, всё, что было нужно, чтобы доказать Роспатенту, что «честер» — это вид дивана, а не чей-то бренд.

Они «запатентовали» на себя обычное слово, а потом потребовали с нас пять миллионов рублей. Вот что было дальше

По легенде, дизайн первого честер-дивана еще в 18-м веке придумал Филип Дормер Стэнхоуп, 4-й граф Честерфилд. Едва ли граф предполагал, что спустя почти триста лет его имя попытается присвоить российский ИПшник, чтобы засуживать конкурентов.

Дело в суде закончилось раньше, чем в Роспатенте и результат был ожидаемым: иск удовлетворили.

Однако, нам удалось снизить размер компенсации на полмиллиона: вместо 800 000 рублей суд взыскал всего 300 000.

По меркам таких споров это уже было хорошим результатом. Но мы хотели большего: аннулировать знак и оставить спорщиков ни с чем.

Палата по патентным спорам: отказать… хотя нет, постойте

Тем временем в Роспатенте рассматривали возражение. Несколько заседаний коллегия изучала каждое наше доказательство. И вот, в последнем заседании коллегия встает, чтобы озвучить решение…

Отказать. Оставить правовую охрану товарного знака в силе.

Как? Как после такой кипы доказательств можно было по-прежнему спорить с тем, что слово «честер» на рынке мебели использует весь рынок? Мы полыхали не на шутку.

Дальнейший путь в таких случаях обычно такой: месяц ждать письменного решения Роспатента, потом еще три месяца оспаривать его в суде. Но мы буквально за день пишем обращение на имя руководителя Роспатента.

Мало кто знает эту внутреннюю кухню Роспатента, но там все устроено так: сначала на заседании коллегия Палаты озвучивает решение, потом готовит письменный проект решения, который передается на утверждение руководителю Роспатента. Если все нормально — руководитель утверждает.

«Если» — это хорошее слово.

Редко-редко бывает так, что руководитель не утверждает решение Палаты, если поступит серьезное мотивированное обращение. Иногда такое обращение выстреливает.

Спустя несколько дней нам приходит уведомление Роспатента «о переносе даты заседания» — наше обращение сработало.

Они «запатентовали» на себя обычное слово, а потом потребовали с нас пять миллионов рублей. Вот что было дальше

В уведомлении не было «ой, извините, мы ошиблись, всё исправим» — ничего такого. Просто Роспатент назначил нам еще одно заседание, словно в последнем никакого решения и не было. Но нам этого уже было предостаточно.

В новом заседании эксперты из коллегии сказали, что дополнительно ознакомились с нашими материалами. Нам задали еще ряд вопросов, после чего вынесли новое решение:

Они «запатентовали» на себя обычное слово, а потом потребовали с нас пять миллионов рублей. Вот что было дальше

Вот это уже долгожданная победа. Но еще не конец.

Пересмотр: суд отменяет решение о взыскании компенсации

Помните про взысканные судом 300 000 рублей? Решение Роспатента — повод для пересмотра того дела.

У нас появились новые обстоятельства — знак-то всё, не охраняется, значит и взыскивать было нечего. Само решение о регистрации знака отменили, то есть знак аннулирован, словно его никогда и не было.

Мы отправляемся в суд с заявлением о пересмотре дела.

Тем временем наш бывший «правообладатель» идет в другой суд — оспаривать решение Роспатента. Он хочет, чтобы Суд по интеллектуальным правам отменил решение Роспатента и вернул охрану его товарному знаку.

Снова два параллельных дела:

1) В одном мы отменяем компенсацию
2) В другом бывший правообладатель пытается вернуть охрану своему знаку

Первым состоялся наш суд о пересмотре. Суд отказал нам со ссылкой на то, что «заявление подано преждевременно». Мол, у вас там решение Роспатента еще могут оспорить, чего вы сюда пришли.

Только вот в законе черным по белому написано: решение Роспатента вступает в силу со дня принятия. Кто там куда пошел оспаривать нас уже не интересует — пусть хоть обуспарываются.

Мы идем жаловаться в апелляцию и просим, чтобы суд заставили пересмотреть дело и не затягивать. Апелляция соглашается с нами и принудительно отправляет дело на пересмотр.

Тем временем в Суде по интеллектуальным правам мы защищаем решение Роспатента и суд отказывает «правообладателю». Суд согласен с нами: он говорит, что Роспатент правильно сделал, что аннулировал знак.

Из апелляции дело приходит в первый суд и, наконец-то, суд отменяет решение о взыскании компенсации.

Они «запатентовали» на себя обычное слово, а потом потребовали с нас пять миллионов рублей. Вот что было дальше

Полные тексты судебных решений по этому делу можно посмотреть на сайте арбитражного суда.

Настало время для «а я же говорил»: спорщик остался и без денег, и без знака.

Как это дело пригодится всем остальным

Сегодня в России зарегистрировано больше 800 000 товарных знаков, а каждый год российские суды рассматривают несколько десятков тысяч споров. Это значит, что попасть в подобную ситуацию может каждый предприниматель.

Последняя точка в деле «Честера» будет поставлена в декабре — когда суд пересмотрит дело с учетом новых обстоятельств и откажет в иске.

А вот выводы, которые могут пригодиться вам уже сейчас, если доведется попасть в похожую ситуацию:

1. Роспатент не регистрирует в качестве товарных знаков названия, которые характеризуют качества товара, его вид или свойства

2. Если все-таки зарегистрировал, то такое решение можно оспорить в Палате по патентным спорам

3. Если Палата удовлетворяет возражение, то знак аннулируют, словно его никогда и не было

4. Суд по взысканию компенсации и спор по аннулированию знака — это два разных спора, которые идут в разных госорганах

5. Если суд взыскал компенсацию, а потом товарный знак аннулировали, то компенсация сама по себе не отвалится — нужно обратиться в суд за пересмотром дела

6. Будьте аккуратны при выборе названий для своих компаний и товаров — риск попасть на чужое и давно кем-то занятое достаточно большой

7. Иногда ошибается даже Роспатент. Но к счастью, закон и эксперты дают возможность доказать ошибку и всё исправить. А без ошибок тут и быть не может — все-таки по 100 000 заявок каждый год рассматривают

Если история про суд была интересной и полезной — поставьте «вверх», буду писать еще о таких делах, благо их за годы работы набралось немало.

Есть еще про домены, про патенты, про нечестных конкурентов и чего только не. Если что-то из этого вам особенно интересно — напишите в комментариях.

Еще у меня есть небольшой телеграм-канал «Клуб правообладателей», там мои рабочие заметки для предпринимателей и авторов. В основном речь о том, как грамотно пользоваться своими интеллектуальными правами — это для тех, кто что-то создаёт. Рекламы нет, канал маленький, зато уютный — заходите, если интересно.

А вот мои прошлые пикабу-разборы судов в тему:

15 миллионов рублей за нарушение прав на дизайн: как американская компания против нашей судилась

История одного суда: как арт-директор уволился из дизайн-студии, открыл свою, а потом поплатился за это

Не дайте себя обмануть: «регистрация» авторских прав

Источник

Нажмите, чтобы оценить!
[Общий: 0 Средний: 0]

Discover more from Бизнес идеи, как открыть своё дело, заработать в интернете.

Subscribe to get the latest posts to your email.

Показать больше

Leave a Reply

Кнопка «Наверх»

Discover more from Бизнес идеи, как открыть своё дело, заработать в интернете.

Subscribe now to keep reading and get access to the full archive.

Continue reading